Биография
Жизнь
мастера

Галерея
Картины
художника

Воспоминания
Отзывы и очерки
о художнике

Рассказы
Рассказы
К.Коровина

Поездки
Где он
был

О Шаляпине
К.А.Коровин и
Ф.И.Шаляпин

Фотографии
Прижизненные
фотографии


Константин Коровин как писатель. Мемуары, воспоминания, рассказы

  
   

Страницы мемуаров:

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - В доме деда - 2 - 3 - У бабушки - 2 - 3 - На природе - 2 - Московская жизнь - 2 - 3 - Первые успехи в живописи - 2 - Учитель Петр Афанасьевич - 2 - 3 - Поступление в МУЖВЗ - 2 - Профессор Е.С.Сорокин - 2 - С.И.Мамонтов - Работа в императорских театрах - 2 - Михаил Врубель - 2 - 3 - Алексей Саврасов - 2 - Воспоминания детства - Мои предшественники - Илларион Прянишников - Евграф Сорокин - Василий Перов - Алексей Саврасов - Василий Поленов - Поездка в Академию Художеств - Ответы на вопросы о жизни и творчестве - 2 - Валентин Серов - Фёдор Шаляпин - Советы Коровина - Коровин об искусстве - 2

   

   

Константин Коровин
Конст.Коровин, 1893

   

  

Профессор Е.С.Сорокин

Преподаватели московского Училища живописи и ваяния были известные художники: В.Г.Перов, Е.С.Сорокин, П.С.Сорокин - его брат, И.М.Прянишников, В.Е.Маковский, А.К.Саврасов и В.Д.Поленов.
Картины Перова всем известны, и лучшие из них были в галерее Третьякова: «Охотники на привале», «Птицелов», «Сельский крестный ход на Пасхе» и «Суд Пугачева». У Прянишникова там же - «Конец охоты», «Пленные французы». У Маковского - «Вечеринка», «В избушке лесника», «Крах банка», «Друзья-приятели» и «Посещение бедных», у Е.С.Сорокина не помню, были ли картины в Третьяковской галерее. У Саврасова была картина «Грачи прилетели». У Поленова-«Московский дворик», «Бабушкин сад», «Старая мельница», «Больная», «На Тивериадском (Генисарет-ском) озере» и «Цезарская забава». Но Поленов вступил в Училище как преподаватель пейзажного класса. Он был выбран Советом преподавателей как пейзажист и потому не был преподавателем в натурном классе, где ученики писали тело с натурщиков. За Поленовым, значит, не считалось, что он был чистый жанрист.
В натурном классе были профессора В.Г.Перов, В.Е.Маковский и Е.С.Сорокин.
Сорокин был замечательный рисовальщик, блестяще окончил Академию художеств в Петербурге, получил золотую медаль за программную большую картину и был отправлен за границу, в Италию, где пробыл долгое время. Рисовал он восхитительно. Это единственный рисовальщик-классик, оставшийся в традициях Академии, Брюллова, Бруни, Егорова и других рисовальщиков. Он говорил нам:
- Вы все срисовываете, а не рисуете. А Микеланджело рисовал.
Евграф Семенович писал большие работы для храма. Они многочисленны, и все его работы сделаны от себя. Он умел рисовать человека наизусть. Только платье и костюм он списывал с манекена. Краски его были однообразны и условны. Святые его были благопристойны, хороши по форме, но как-то одинаковы. Живопись была покойной, однообразной. Нам нравились его рисунки углем, но живопись ничего нам не говорила.
Однажды Евграф Семенович, когда я был его учеником в натурном классе и писал голого натурщика, позвал меня к себе на дачу, которая была у него в Сокольниках. Была весна - он сказал мне:
- Ты пейзажист. Приезжай ко мне. Я пишу уж третье лето пейзаж. Приезжай посмотри.
В сад дачи он вынес большой холст, на котором была изображена его дача желтого цвета, а сзади сосны, Сокольники. Тень ложилась от дачи на землю двора. Был солнечный день. Меня поразило, что отражение в окнах, на стеклах удивительно нарисовано верно, и вся дача приведена в перспективу. Это был какой-то архитектурный чертеж, гладко раскрашенный жидко-масляными красками. По цветам неверный и непохожий на натуру. Все соразмерно. Но натура - совсем другая. Сосны были нарисованы сухо, темно, не было никаких отношений и контрастов. Я смотрел и сказал просто:
- Не так Сухо, мертво.
Он внимательно слушал и ответил мне:
- Правду говоришь. Не вижу я, что ль. Третье лето пишу. В чем дело, понимаю. Не выходит. Никогда пейзажа не писал. И вот, не выходит Ты шробуй, поправь.
Я смутился. Но согласился.
- Не испортить бы, - сказал я ему.
- Ну, ничего, не бойся, вот краски.
Я искал в ящике краски. Вижу - «терр де сьенн», охры, «кость» и синяя русская, а где же кадмиум?
- Что? - спросил он.
- Кадмиум, краплак, индийская, кобальт.
- Этих красок у меня нет, - говорит Сорокин. - Вот синяя берлинская лазурь - я этим пишу.
- Нет, - говорю я, - это не годится. Тут краски говорят в природе. Охрой это не сделать.
Сорокин послал за красками, а мы пошли покуда в дом завтракать.
- Вот ты какой, - говорил Евграф Семенович, улыбаясь. - Краски не те, - и его глаза так добро смотрели на меня, улыбаясь. - Вот что ты, - продолжал Сорокин, - совсем другой. Тебя все бранят. Но тело ты пишешь хорошо. А пейзажист. Удивляюсь я. Бранят тебя, говорят, что пишешь ты по-другому. Вроде как нарочно. А я думаю - нет, не нарочно. А так уж в тебе это есть что-то.
- Что же есть, - говорю я. - Просто повернее хочу отношения взять - контрасты, пятна.
- Пятна, пятна, - сказал Сорокин. - Какие пятна?
- Да ведь там, в натуре, разно - а все одинаково. Вы видите бревна, стекла в окне, деревья. А для меня это краски только. Мне все равно то - пятна.
- Ну постой. Как же это? Я вижу бревна, дача-то моя из бревен.
- Нет, - отвечаю я.
- Как нет, да что ты, - удивлялся Сорокин.
- Когда верно взять краску, тон в контрасте, то выйдут бревна
- Ну уж это нет. Надо сначала все нарисовать, а потом раскрасить
- Нет, ничего не выйдет, - ответил я.
- Ну вот тебя за это и бранят Рисунок - первое в искусстве
- Рисунка нет, - говорю я.
- Ну вот, что ты, взбесился, что ли? Что ты?
- Нет его. Есть только цвет в форме Сорокин смотрел на меня и сказал
- Странно. Тогда что ж, а как же ты сделаешь картину не с натуры, не видя рисунка.

Продолжение »»»


  "И вообще в живописи Коровина есть особая музыкальность, свой живописный красочный ритм." (Герасимов С.В.)


Художник Константин Алексеевич Коровин. Картины, биография, книги, живопись, фотографии


Rambler's Top100