Биография
Жизнь
мастера

Галерея
Картины
художника

Воспоминания
Отзывы и очерки
о художнике

Рассказы
Рассказы
К.Коровина

Поездки
Где он
был

О Шаляпине
К.А.Коровин и
Ф.И.Шаляпин

Фотографии
Прижизненные
фотографии


Константин Коровин как писатель. Мемуары, воспоминания, рассказы

  
   

Страницы мемуаров:

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - В доме деда - 2 - 3 - У бабушки - 2 - 3 - На природе - 2 - Московская жизнь - 2 - 3 - Первые успехи в живописи - 2 - Учитель Петр Афанасьевич - 2 - 3 - Поступление в МУЖВЗ - 2 - Профессор Е.С.Сорокин - 2 - С.И.Мамонтов - Работа в императорских театрах - 2 - Михаил Врубель - 2 - 3 - Алексей Саврасов - 2 - Воспоминания детства - Мои предшественники - Илларион Прянишников - Евграф Сорокин - Василий Перов - Алексей Саврасов - Василий Поленов - Поездка в Академию Художеств - Ответы на вопросы о жизни и творчестве - 2 - Валентин Серов - Фёдор Шаляпин - Советы Коровина - Коровин об искусстве - 2

   

   

Константин Коровин
Конст.Коровин, 1893

   

  

- Я говорю только про натуру. Вы ведь пишете о натуры дачу.
- Да, с натуры. И вижу - у меня не выходит. Ведь это пейзаж Я думал - просто А вот, поди - что делать - не пойму. Отчего это Фигуру человека, быка нарисую А вот пейзаж, дачу - пустяки, а вот поди: не выходит Алексей Кондратьевич Саврасов был у меня, смотрел, сказал мне 'Эта желтая крашеная дача - мне смотреть противно, не только что писать. Вот чудак какой. Он любит весну, кусты сухие дубы дали реки. Рисует тоже, но неверно. Удивлялся - зачем это я дачу пишу, - и Сорокин добродушно засмеялся.
После завтрака принесли краски. Сорокин смотрел на краски. Я клал на палитру много:
- Боюсь я, Евграф Семенович, попорчу.
- Ничего, порти, - сказал он.
Целым кадмиумом и киноварью я разложил пятна сосен, горящих на солнце, и синие тени от дома, водил широкой кистью.
- Постой, - сказал Сорокин. - Где же это синее? Разве синие тени?
- А как лее, - ответил я. - Синие.
- Ну хорошо.
Воздух был тепло-голубой, светлый. Я писал густо небо, обводя рисунок сосен.
- Верно, - сказал Сорокин.
Бревна от земли шли в желтых, оранжевых рефлексах. Цвета горели невероятной силой, почти белые. Под крышей, в крыльце, были тени красноватые с ультрамарином. И зеленые травы на земле горели так, что не знал, чем их взять. Выходило совсем другое. Краски прежней картины выглядывали кое-где темно-коричневой грязью. И я радовался, торопясь писать, что пугаю моего дорогого, милого Евграфа Семеновича, моего профессора. И чувствовалось, что это выходит каким-то озорством.
- Молодец, - сказал, смеясь, Сорокин закрывая глаза от смеха. - Ну, только что же это такое? Где же бревна?
- Да не надо бревен, - говорю я. - Когда вы смотрите туда, то не так видно бревна, а когда смотрите на бревна, то там видно в общем.
- Верно, что-то есть, но что это?
- Вот это-то есть свет. Вот это и нужно. Это и есть весна.
- Как весна, да что ты? Вот что-то я не пойму.
Я стал проводить бревна, отделяя полутоном, и сделал штампы сосен.
- Вот теперь хорошо, - сказал Сорокин. - Молодец.
- Ну вот, - ответил я. - Теперь хуже. Суше. Меньше горит солнце. Весны-то меньше.
- Чудно. Вот от того тебя и бранят Всё ты как-то вроде нарочно назло.
- Как назло, что вы говорите, Евграф Семенович?
- Да нет, я-то понимаю, а говорят, все говорят про тебя...
- Пускай говорят, только вот довести, все соединить трудно, говорю я. - Трудно сделать эти весы в картине, что к чему. Краски к краске.
- Вот тут-то вся и штучка. Вот что. Надо сначала нарисовать верно, а потом вот как ты. Раскрасить.
- Нет, - не соглашался я. И долго, до поздней ночи, спорил я со своим милым профессором, Евграфом Семеновичем. И посоветовал я ему показать это Василию Дмитриевичу Поленову.
- Боюсь я его, - сказал Евграф Семенович. - Важный он какой-то
- Что вы, - говорю я, - это самый простой и милый человек. Художник настоящий, поэт.
- Ну и не понравится ему моя дача, как Алексею Кондратьевичу Чудаки ведь поэты.
- Нет, - говорю. - Он не смотрит на дачу. Он живопись любит, не сюжет. Конечно, дача не очень нравится, но не в том дело. Цвет и свет валено, вот что.
- А ты знаешь, я никогда об этом не думал. Пейзаж - это, я так полагал, - дай попробую, думаю, - просто...
Когда уходил от Сорокина, то он простился со мной, смеясь, сказал:
- Ну и урок. Да задал ты мне урок, - и он сунул мне в карман пальто конверт.
- Что это вы, Евграф Семенович?
- Ничего, возьми. Это я тебе... сгодится.
Я ехал домой на извозчике. Вынул и разорвал конверт. Там лежала бумажка в сто рублей. Какая была радость.

Продолжение »»»


  "Пейзаж нельзя писать без цели, только за то что он красив - в нем должна быть история вашей души. Он должен быть звуком,
отвечающим сердечным чувствам. Это трудно выразить словом, это так похоже на музыку на кончике пера." (Коровин К.А.)



Художник Константин Алексеевич Коровин. Картины, биография, книги, живопись, фотографии


Rambler's Top100