Биография
Жизнь
мастера

Галерея
Картины
художника

Воспоминания
Отзывы и очерки
о художнике

Рассказы
Рассказы
К.Коровина

Поездки
Где он
был

О Шаляпине
К.А.Коровин и
Ф.И.Шаляпин

Фотографии
Прижизненные
фотографии


Константин Коровин. Путешествия художника. Италия

  
   

Путешествия:

На Крайнем Севере
2 - 3 - 4 - 5

Новая Земля - 2

Северный Край - 2

Рассказ старого монаха

В Крыму - 2 - 3

Кавказ. Владикавказ

Дарьяльское ущелье

Станция Казбек - 2

Станции Гудаур и Млеты - 2

Кавказский "Демон" - 2

Крыша мира. Гималаи - 2

Коровин в Италии - 2

Испания - 2 - 3 - 4 - 5

   

   

Коровин
Конст.Коровин, 1930-е

   

  

Кто был ты, правитель города, как мог постигнуть талант создателя и дать ему возможность свершить подвиг его? Какой тайной души ты верил, побил артиста?
Мимо проходил полицейский. Посмотрев на меня, он говорит:
- Прекрасное создание.
И показывает на «Персея».
- Да, синьор.
- Неплохой ювелир... Доброй ночи, синьор... И проходит мимо.

- Бенвенуто, - говорит девчонка в остерии, наливая из кувшина вино, - ты же убил, убил человека, и тебе не жалко?
- Нет, - отвечает Бенвенуто. - Мне жаль? Нет. Я убил низменную тварь, наемного убийцу, убийцу за деньги. Нет, мне не жаль. Ты не смей мне говорить, что жаль убить такую тварь. Нет, ты не понимаешь, где истина.
- Слышишь, Бенвенуто, не шуми, - сказал, вернувшись, хозяин остерии. - Уходи скорей. Сейчас прошли монахи святого Иннокентия. Говорят: статуя твоя - дьявол. Она сказала - все слышали - сказала народу: «Грацие»... Вот они донесут папе, тогда ты узнаешь...

- Я был в восторге, - говорил Козимо Медичи прекрасной донне, - когда вы сказали, что пойдете за Бенвенуто, за его созданием, что готовы принадлежать ему. Это нескромно, донна. Опасайтесь, артисты капризны... Гордая донна, покраснев, ответила:
- Я не думаю, чтобы у Бенвенуто ке было вкуса...

- Бенвенуто, странно мне, - говорил Козимо Медичи, - что ты не был на площади Синьории в день твоего торжества. Что с тобой?
- Много врагов... Я не Персей. Я бы их испепелил головой Медузы. Я не был там.
- Бенвенуто, но там была донна Беатриче. Она выражала восхищение твоим созданием...
- Я знаю. У же такая хорошенькая горничная...
И Бенвенуто расхохотался.

Прошли века, времена изменились. Художники понимали, что свобода - в них самих, что она самое ценное для вдохновения. И вельможи прежних, забытых времен не поучали художника.
Дивной сказкой казалась мне Италия. И красавица Флоренция, палаццо Медичи, Микеланджело.
Таинственная Венеция. Ночь. Сажусь в черную гондолу у качающейся воды канала. В удивлении смотрю на высокого гондольера, как, стоя, нагибается он над веслом. На повороте темного канала он говорит:
- Оэээ... берегись....
Соседняя гондола тихо проходит мимо нас.
Комната гостиницы, из которой мне видна большая стена, огромного Дворца дожей. Я пошел по площади святого Марка, мир, - думаю я, - великие, прекрасные тени...»
Вернувшись в отель, у фонаря, при входе, я услышал:
- Константине.
Передо мной стоял в плаще человек. Он бросил через плечо назад сигару.
- Мазини!
- Послезавтра приедет Мамонтов, - сказал он. - Свидание - здесь.
- Да. Я получил телеграмму.
- Буду петь в Москве. Я люблю Москву. Пойдем, Константино, в ресторан. Там есть старик - он поет старые песни.
Старик сидел у окна небольшого ресторана и рассеянно смотрел в окно на лагуну, где черные гондолы рядами стояли у берега. В руках у него была гитара. Лунный свет освещал край окна.
Сев за стол, Мазини приказал подать вино, сыр и фрукты.
- Садись, Джованни, - пригласил Мазини старика. И, обратившись ко мне, сказал:
- Он поет, как тогда пели - давно. Послушай.
- Белла, белла Сорентина... - запел старик слабым голосом. В нем было что-то особенное, непохожее на других певцов.
- Не то, - сказал Мазини, - дай гитару...
Мазини пел со стариком что-то совсем другое, чего я никогда не слышал.
- Мой учитель Рубини знал, как пели прежде. Ты знаешь, Константине, я тоже пел на улице. Твой Мамонтов - это синьор, он понимает искусство...
В звуках дивного голоса Мазини, в его карих глазах, в его лице был что-то общее и с ночью Италии, и с черными гондолами, и с этим дворцами Венеции и Ватикана.

Продолжение »»»


  "Пейзаж нельзя писать без цели, только за то что он красив - в нем должна быть история вашей души. Он должен быть звуком,
отвечающим сердечным чувствам. Это трудно выразить словом, это так похоже на музыку на кончике пера." (Коровин К.А.)



Художник Константин Алексеевич Коровин. Картины, биография, книги, живопись, фотографии


Rambler's Top100