Биография
Жизнь
мастера

Галерея
Картины
художника

Воспоминания
Отзывы и очерки
о художнике

Рассказы
Рассказы
К.Коровина

Поездки
Где он
был

О Шаляпине
К.А.Коровин и
Ф.И.Шаляпин

Фотографии
Прижизненные
фотографии


Константин Коровин. "Воспоминания о Федоре Шаляпине"

  
   

Константин Коровин о
Федоре Шаляпине


Первое знакомство
В Ниж. Новгороде - 2
Шаляпин в Москве
Шаляпин на свадьбе
В частной опере
Шаляпин и Врубель
Конец частной оперы
У княгини Тенишевой
Императорские театры
Спектакль в честь Лубе
Весна
Шаляпин на отдыхе
Приезд Горького
На рыбной ловле - 2
Фабрикант
Шаляпин на охоте - 2
Купание
1905 год
Слава
На репетициях
Камень
Валентин Серов
Цыганский романс
Демон Рубинштейна
Шаляпин на Волге - 2 - 3
Шаляпин в Крыму - 2
Шаляпин за границей
Дом Шаляпина
Отъезд Шаляпина
Встреча в Париже
Дегустатор
Телеграмма
Антиквар
Оноре Домье
Болезнь Шаляпина
Робость Шаляпина
Последняя встреча - 2
Дурной сон
Медиум - 2
Штрихи из прошлого
Шаляпин умер
Шаляпин о Коровине - 2

   

   

Шаляпин и Коровин
Федор Шаляпин и
Конст.Коровин
в мастерской
художника.
Париж, 1930

   

  

Дорогой Шаляпин говорил:
- Я же есть хочу. Поедем к Лейнеру, там сядем в отдельный кабинет.
У Лейнера кабинета не оказалось. Пришлось пойти в «Малый Ярославец». В «Малом Ярославце» - о, радость - мы встретили Глазунова с виолончелистом Вержбиловичем. Они сидели одни за столиком в пустом ресторане и пили коньяк. Глазунов заказал яблоко. Вержбилович сказал:
- Мы блины с ним ели. Сидим - поминаем Петра Ильича Чайковского. Он обратился ко мне:
- Помните, как мы здесь часто обедали?
И к Шаляпину:
- Жаль, не пришлось ему послушать вас. А то б он написал для вас. Вот Николай Андреевич Римский-Корсаков верхним чутьем взял. Учуял, что Шаляпин будет.
- Верно, - подтвердил Глазунов. - Действительно, почуял, что будет артист.
Шаляпин при встрече с большими артистами всегда менял тон. Бывал чрезвычайно любезен и ласков.
- Коньяк хорош, - сказал Глазунов. - И приятно после блинов. Советую с яблоком.
Шаляпин рассказал за ужином про трудности своей жизни и о том, что ему недостаточно платят. Глазунов и Вержбилович слушали молча и рассеянно.

Коровин и Шаляпин. Весна

Слышу, в коридоре звонок. Отворяю - Федор Иванович Шаляпин. Раздеваясь, говорит:
- Весна, оттепель!
Смотрит на меня вопросительно:
- Ты в деревню не едешь? Я свободен эту неделю. Ты там на тягу ходишь в лес. Я бы тоже хотел пойти. Я как-то не знаю, что такое тяга.
В коридоре опять звонок. Отворяю - Павел Александрович Тучков в пенсне, в котелке, лицо веселое. Раздеваясь, говорит:
- Весна. Я еду к тебе. Тянет, понимаешь ли, тянет. Понять надо, да, да...
- Куда тебя тянет? - спрашивает Федор Иванович, закуривая папиросу.
- На природу тянет. Вальдшнепы тянут, жаворонки прилетели. Вы ничего не понимаете. Я сейчас ехал на извозчике к тебе. Он меня везет по теневой стороне. Я говорю - возьми налево, где солнце. А он говорит: «Никак невозможно». - «Держи лево», - говорю ему. А он: «Чего? Мне из-за вас городовой морду побьет». Довольно всего этого. Я еду к тебе сегодня же с ночным. Там заеду к Герасиму и сажусь на кряковую утку. На реке, у леса.
- Если ты едешь один, - говорю я, - то возьми паспорт. А то может нагрянуть урядник, лицо у тебя такое серьезное, подумает: что это за человек такой сердитый живет, взять его под сомнение. А ты - камергер...
- Постой, - Павел Александрович озабоченно полез в боковой карман, поискал и достал паспорт.
- Ну-ка, дай, - Федор Иванович взял у него из рук паспорт. - Что же это такое? При-чи-сленный... Какая гадость. - Федор Иванович захохотал.
- Постой, дай сюда, - рассердился Павел Александрович. Он взял паспорт у Шаляпина и мрачно спросил: «Где это?»
- Да вот тут, - показал Шаляпин. - Ну, «состоящий», «утвержденный», а то «причисленный» - ерунда. Какой-то мелкий чинуша.
- Постой, - уже совсем в сердцах сказал Тучков. - Дай чернила. - И, сев за стол, вычеркнул из паспорта обидное слово.
- Причисленный - непричисленный, все это вздор, пошлости. Но весна - и я еду. Сажусь на кряковую утку там, на реке, у леса...
- Позволь, в чем дело? То есть, как же ты на утку сядешь? - спросил Шаляпин.
- Довольно шуток. Ничего не понимаешь и не поймешь. Пой себе, пой, но в охотники не лезь, и все вы ничего не понимаете. Что вам весна? Понимаете, что значит до весны дожить? Дожить до весны - счастье. А вам все равно, у вас там, - он показал на грудь, - пусто. Я еду.
- И я, Павел, еду с тобой, - сказал серьезно Шаляпин. - Но только в чем нее, все-таки, дело? Что значит сесть на утку? Надо же ясно говорить.
- Все равно не поймешь, - сказал Павел Александрович. - Не охотник - и молчи.
- Постой, - вступился я. - Все очень просто. Берется утка и небольшой деревянный кружок, плоский, на палке. К кружку веревкой привязывается за лапу утка. Палку с кружком и уткой ставят на воду в реке, недалеко от берега. Утка плавает на привязи около кружка и кричит. А селезни летят на зов утки, и их с берега стреляют.
- А когда же на же садятся? - серьезно спросил Федор Иванович.
- Довольно пошлостей, - рассердился Павел Александрович. - Вздор. Не то. Утка домашняя не годится. На же не сядешь. Понимаешь? У ней селезень около всегда свой, а уток Герасим приготовил - ручных, диких, помесь с кряквой. Эти утки орут. Зовут селезней весной, и те летят к ним из пространства. Понимаешь? Женихи летят. А ты сидишь на берегу в кустах и стреляешь - одного, другого, десятого.
- Вот какая история... - сказал Шаляпин. - Бабы вообще бессердечны. Убивают любовника, а ей все равно. Теперь понимаю, в чем дело, и тоже еду...

На Ярославском вокзале мы все собрались. Публика поглядывала на могучую фигуру Федора Ивановича, одетого охотником, в высоких новых сапогах.
Когда сели в вагон, все были в хорошем настроении.
В весенней ночи горели звезды. К утру приехали на станцию, сели в розвальни, покатили по талой дороге, объезжая большие лужи.

Продолжение »»»


  "Пейзаж нельзя писать без цели, только за то что он красив - в нем должна быть история вашей души. Он должен быть звуком,
отвечающим сердечным чувствам. Это трудно выразить словом, это так похоже на музыку на кончике пера." (Коровин К.А.)



Художник Константин Алексеевич Коровин. Картины, биография, книги, живопись, фотографии


Rambler's Top100