Биография
Жизнь
мастера

Галерея
Картины
художника

Воспоминания
Отзывы и очерки
о художнике

Рассказы
Рассказы
К.Коровина

Поездки
Где он
был

О Шаляпине
К.А.Коровин и
Ф.И.Шаляпин

Фотографии
Прижизненные
фотографии


"Константин Коровин"   Книга В.М.Домитеевой о жизни и творчестве художника

  
   

Содержание:

Глава I
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
» Стр.1
» Стр.2
» Стр.3
» Стр.4
» Стр.5
» Стр.6
» Стр.7
Глава VI
Глава VII
Глава VIII
Глава IX
Глава X
Глава XI
Глава XII
Глава XIII
Глава XIV
Глава XV
Эпилог

   


Испанки
У балкона. Испанки
Леонора и Ампара,
1888-1889




Глава пятая

Возникает соблазн заменить сухую нумерацию глав именами людей, близость к которым поясняет этапы коровинской биографии. Так оно примерно и выстраивается: «Левитан», «Саврасов», «Поленов», «Мамонтов», а впереди, конечно, «Врубель», «Шаляпин» и другие. Заманчиво уже оглавлением подчеркнуть свойство Коровина принимать, вбирать, пленяться и всегда ускользать от плена. Но при такого рода заголовках эта глава осталась бы безымянной - здесь Константин Коровин один. Зато если дать главам названия узловых произведений, эта часть избавит от колебаний, в ней не придется выбирать, она будет называться «Испанки». Полно и точно - «У балкона. Испанки Леонора и Ампара». Годы, которыми исследователи датируют «Испанок», от 1886 до 1889. Мотивировки различны: самая ранняя дата связывается с первой постановкой «Кармен» у Мамонтова, самая поздняя опирается на ряд косвенных доказательств, в числе которых письмо Серова от 19 декабря 1888 года. Везде свой резон, но, на наш взгляд, больше оснований к тому, что «Испанки» писались непосредственно вслед за стремительным туром Коровина и Мамонтова по итальянским городам, тогда именно, когда Серов «хотел было ему (Костеньке-то Коровину) позавидовать, в смысле Испании». Однако надо пояснить, в чем, собственно, важность - тремя годами раньше, тремя годами позже. Да все в той же, вечно стоящей в фоне рассуждений о Константине Коровине проблеме связей его живописи с картинами художников Парижа: был или не был? видел или нет?

Небезынтересно, что вопрос о времени первого появления вождя «русского (даже «московского», как вначале говорили) импрессионизма» на родине этого стиля отчасти спровоцирован самим Коровиным, трижды выправившим в рукописи своих воспоминаний дату первого посещения Парижа, начав с 1886 и утвердив в итоге 1889. Смысл корректировки ясен, -автор новаторских жуковских холстов в Париже еще не бывал, о зависимости, стало быть, речи нет. Хорошо, потому что, несмотря на излюбленно цитируемую «всемирную отзывчивость русского гения», все-таки режут отечественный слух слова об иноземных влияниях, приходится либо страстно упирать на чуткость к самому передовому, либо с жаром настаивать на абсолютной самостийности. Но вообще, щекотливый вопрос «был или не был» представляется не слишком принципиальным. Ну, предположим - был, ходил по музеям, заглядывал в лавки маршанов, допустим даже (хотя маловероятно), что стоял прямо перед давшим название новому стилю пейзажем Клода Моне «Impression, soleil levant» («Впечатление. Восход солнца»). Так ведь не увидел, не признал. Даже в парижских записях начала 1890-х годов Коровин не упомянет никого из французских импрессионистов, мелькнет имя их шведского последователя Цорна и особо будет выделен реалистического направления Бастьен-Лепаж, который один дает «что-то очень поэтическое». Довольно узкая на сегодняшний взгляд выборка. Однако совершенно в унисон со вкусами учителей и товарищей Коровина.

Приезжают на Парижскую всемирную выставку 1889 года Поленовы, осматривают грандиозную экспозицию, и Елена Дмитриевна подытоживает общее мнение: «В искусстве один Bastien Lepage, его Jeanne d'Arc». Тогда же появляется в Париже с детства приобщенный к европейскому искусству Серов: «по художеству я остаюсь верен Бастиену, его «Жанне д'Арк». Серову «обидно, что решительно всем она нравится, и все в одно слово утверждают, что она лучшая вещь на выставке», он иронизирует («Поленыч заявил... что это «Кульминационный пункт женской мысли-с»), и все-таки - Бастьен Лепаж «пожалуй, единственный, оставшийся хорошо и с приятностью в памяти». Нестеров, в отличие от Серова впервые ступивший на парижские мостовые, пафоса не боится и заявляет без обиняков: «Первый и величайший из современных французов по-моему есть Бастьен-Лепаж». Русский глаз избирательно и твердо настроен на лиричного и демократичного («крестьянского») Кастьен-Лепажа, на картину, «весь эффект, вся сила» которой состоит, словами Нестерова, «в ее крайней простоте, естественности». И что ссылаться на суждения, когда холсты еще красноречивее. В частности, коровинские холсты конца 1880-х, «Испанки» в том числе. А тогда к чему выяснения спорной датировки и риторические распевы про Париж, которого (в смысле импрессионистического воздействия) вроде как и нет пока? Не пора ли про «Испанок»? Пора, давно пора. Но хочется снова, опять сличать числа отъездов и приездов, перебирать «факты», кружить и кружить вокруг холста, оттягивая непосредственный разговор о картине. Есть такие произведения, трудно о них говорить, и не потому, что шедевры всех времен и народов, а потому что как-то они особенно нежны, переливчаты чувством, несказанны.
Все же отважимся.
Слегка затененная комната, вход в нее открывается, словно с низкой ступеньки перед порогом. Коровин очень настойчиво диктует, как смотреть: не глазея по сторонам (справа вдоль края холста чернеет полоса дверной рамы, слева передний план загорожен креслом, прикрытым темной узорной шалью), поднимаясь по свободной дорожке светлого, с блеклым рисунком ковра к сдвоенному черно-белому пятну пышно опадающих длинных платьев и выше, к двум почти вплотную сближенным, мягко освещенным сквозь зеленые жалюзи овалам женских лиц, - снизу вверх, благоговейно.
Следующая страница...


  "Пейзаж нельзя писать без цели, только за то что он красив - в нем должна быть история вашей души. Он должен быть звуком,
отвечающим сердечным чувствам. Это трудно выразить словом, это так похоже на музыку на кончике пера." (Коровин К.А.)



Художник Константин Алексеевич Коровин. Картины, биография, книги, живопись, фотографии


Rambler's Top100