Биография
Жизнь
мастера

Галерея
Картины
художника

Воспоминания
Отзывы и очерки
о художнике

Рассказы
Рассказы
К.Коровина

Поездки
Где он
был

О Шаляпине
К.А.Коровин и
Ф.И.Шаляпин

Фотографии
Прижизненные
фотографии


"Константин Коровин"   Книга В.М.Домитеевой о жизни и творчестве художника

  
   

Содержание:

Глава I
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI
Глава VII
Глава VIII
Глава IX
Глава X
» Стр.1
» Стр.2
» Стр.3
» Стр.4
» Стр.5
» Стр.6
» Стр.7
Глава XI
Глава XII
Глава XIII
Глава XIV
Глава XV
Эпилог

   


Испанки
У балкона. Испанки
Леонора и Ампара,
1888-1889




Глава десятая

Право, кажется, только Коровину в мамонтовском театре не особенно повезло с супружеством; Врубель, Шаляпин нашли тут счастье и творческое и семейное. Коровину, как ни силен он был в холостяцкой теории, тоже, в конце концов, пришлось обвенчаться с черноволосой красавицей, украшавшей толпу статистов: за год до шаляпинской свадьбы у Константина Алексеевича и Анны Яковлевны Коровиных родился сын, названный в память деда Алексеем. Сын Лешенька - сплошное обожание, супруга - постоянное раздражение («все ложь, обман, насилие, приставанье, прочие свойства...») и желание сбежать. Прежде всего, разумеется, в радость суматошной театральной работы. «Он писал, писал, писал; одна постановка была лучше другой, - вспоминалось Нестерову. - Савва-великолепный любил его, звал "Веселый корабельщик", баловал». Всегда усмешливый нестеровский взгляд отмечает сияющий вокруг Коровина ореол всеобщего пристрастия - «был приятелем всех театральных знаменитостей, всех этих Бевиньяни, братьев д'Андраде, Ван-Зандт... Кордебалет и хор поголовно были влюблены в Костю!». «И было так, пока одна из хористок не стала его женой, так было и после этого...

Костя не мог изменить ни жизни своей, ни характера, оставаясь свободным, доступным всем течениям, всем ветрам Дон-Жуаном». Выразительное у Нестерова получилось распределение ролей: Сергей Коровин - Дон Кихот, Константин - Дон Жуан. С нестеровским талантом на меткое словцо здесь, безусловно, много правды, только уж тут образ всенепременно требует национальной поправки, ибо, конечно, лишь «русский Дон Жуан» способен обнаружить главной сердечной тягой страсть к рыбалке.
Свое заветное рыбацкое место Коровин нашел в Переяславском уезде Владимирской губернии, в трех верстах от станции Итларь, на берегу Нерли. Сюда, к себе в «Охотино», он уезжал, используя любой просвет в театральных делах, постоянно держал наготове дорожный набор из красок, кистей и самолично изготовленных, покрытых резьбой и росписью удочек. Отдельные экземпляры этих оригинальных произведений (автор на них труда не жалел и уверял, что рыбы тоже падки на эстетику) время от времени преподносились разным приятным и особо чтимым людям, засвидетельствованы такие дары Чехову, Станиславскому, несомненно получили коровинские удочки часто гостившие в Охотине Серов и Шаляпин, а вот кому Коровин наверняка своего подарка не сделал, так это Алексею Максимовичу Горькому.

Не понравились они друг другу сразу и очень сильно. Однако нет что-то рвения к поискам причин в глубинах, принципиальных основах творчества, есть отчетливое подозрение, что взаимная антипатия вскипела от обычной человеческой ревности. Оба ревновали друга Федора, который охотно шел в ученики (прямо-таки, говорил Мамонтов, «жрал знания»), учился многому у многих, но, будучи безмерно одарен, не мог принять единоличного учительства, на что, как легко догадаться, и Горький и Коровин претендовали по праву ближайших сотоварищей и общей манере больших художников. Влияние Горького на Шаляпина огромно, и его характеристика певца, который «скромно говоря - гений», хотя «в общественном смысле пока еще - младенец», ясно указывает направление горьковского воздействия. Горький помог Шаляпину нравственно повзрослеть, уравновесить возмущение нравами родной Суконной слободы сочувствием к тем, кому не дано таланта вырваться оттуда, где «всех бьют - и больших, и маленьких, всегда бьют - и утром, и вечером», помог осознать ответственность артистической власти. За Горьким Шаляпин благодарно признавал старшинство разума, мужества, достоинства. Недаром, когда случалось Федору Ивановичу совершить какой-нибудь сомнительный поступок, для растревоженной совести важнее всего оказывалось выяснить, «как смотрит на этот инцидент Горький». Ничего подобного - никаких следов отношения младшего к старшему - в тесном приятельстве Шаляпина и Коровина. Если же иногда и проявлялся в их дружбе лидер, то им, свидетельствуют коровинские рассказы, всегда выступал Шаляпин. «Я не видел Шаляпина, чтобы он когда-либо читал или учил роль. И все же - он все знал, и никто так серьезно не относился к исполнению и музыке, как он. В этом была для меня неразгаданная тайна... Когда он бывал серьезно расстроен или о чем-нибудь скорбел, то делался молчалив и угрюм. Ничто не могло рассеять его дурного настроения... Сначала я не понимал, что с ним происходит, и спросил однажды:
- Что с тобой?
- Как тебе сказать, - ответил он, - ты не поймешь. Я, в сущности, и объяснить как-то не могу. Понимаешь ли, как тебе сказать... в искусстве есть... постой, как это назвать... есть "чуть-чуть". Если это "чуть-чуть" не сделать, то нет искусства. Выходит около... Понимаешь, все хорошо, но запаха цветка нет... Все сделано, все выписано, нарисовано - а не то. Цветок-то отсутствует. Можно уважать работу, удивляться труду, а любить нельзя».
«Любить нельзя» - великолепно сказано. Какое счастье, что Коровин внимательно слушал, целиком запомнил пространную тираду друга, как страстно и выразительно говорит Шаляпин! Только... Шаляпин ли? Слишком уж знакомые фразы венчают шаляпинский монолог: «Работать, говорят, нужно. Верно. Но вот и бык, и вол трудится, работает двадцать часов, а он не артист. Артист думает всю жизнь, а работает иной раз полчаса. И выходит - если он артист. А как - неизвестно».
Следующая страница...



   » 

  "Моей главной, единственно непрерывно преследуемой целью в искусстве своей живописи всегда служила красота, эстетическое
воздействие на зрителя, очарование красками и формами. Никогда никому никакого поучения, никакой тенденции." (Коровин К.А.)



Художник Константин Алексеевич Коровин. Картины, биография, книги, живопись, фотографии


Rambler's Top100