Биография
Жизнь
мастера

Галерея
Картины
художника

Воспоминания
Отзывы и очерки
о художнике

Рассказы
Рассказы
К.Коровина

Поездки
Где он
был

О Шаляпине
К.А.Коровин и
Ф.И.Шаляпин

Фотографии
Прижизненные
фотографии


Рассказы Константина Коровина. Литературные опыты великого художника

  
   

Рассказы художника:

Ранние годы - Первая любовь - 2 - В Училище - Случай с Аполлоном - 2 - Меценат - Молодость - 2 - Смерть отца - 2 - Мои ранние годы - Татьяна Московская - 2 - Фонарь - 2 - Воспоминания детства - Этот самый Пушкин - 2 - Человечек за забором - 2 - Недоразумение - В старой Москве. Трагик - Московская канитель - 2 - Племянница - Московские чудаки - 2 - Профессор Захарьин - Магистр Лазарев - 2 - М.А.Морозов - Мажордом - Лоботрясы - 2 - Утопленник - 2 - В деревенской глуши - Толстовцы - Семен-каторжник - 2 - Колька - Дурак - 2 - Дом честной - В деревне - 2 - О животных. Собаки и барсук - Тайна - 2 - Звери - Мой Феб - 2 - Белка - 2 - На охоте. Компас - Человек со змеёй - 2 - Вечер весны - Васина супруга - 2 - Ночь - 2 - Мороз - Ночь и день - 2 - Своё - 2 -

   

   

Коровин
Конст.Коровин, 1930-е

   

  

Вдруг в передней раздался смех. Кто-то пришел. Слышим голос Татьяны Федоровны:
- Откуда вы, Иван Иванович? Как я рада! Я думала, что вы пропали…
- Умираю, умираю, - отвечал мужской голос. - По убеждению, все по убеждению. Земский врач, вот оно что, под Архангельском, тощища, запил, ей-богу, запил.
В комнату с хозяйкой вошел рослый блондин, доктор Иван Иванович. За ними другой, заспанный мрачный человек.
- Это приятель мой, позвольте представить. Прозвище - Утюг.
- Гаудеамус, - сказал нам доктор. - И я когда-то жил здесь, в этом раю, у ангела-хранителя Татьяны Федоровны. Господи, вот вы у меня где зaceли.
Доктор говорил, ударяя себя в грудь. Татьяна Федоровна смеялась.
- А где рыбы-то? - вдруг спросил доктор приятеля. Утюг бросился в коридор и принес рогожный кулек.
- Двинские стерляди вам, Татьяна Федоровна.
Доктор стал вытаскивать из кулька замерзших больших стерлядей.
- Иван Иванович, а вы не женились? - внезапно спросила его хозяйка.
Иван Иванович прямо так и сел.
- Нет, - сказал он. - Но зато мы с Утюгом чуть не спились.
- Ничего, - ответил хриплым голосом Утюг. - Не сопьемся...
- А где же масло? - спросил доктор. - Я масло вам, Татьяна Федоровна, привез, холмогорское.
Утюг тащил мешок.
Мрачный человек Утюг, маленького роста, коренастый, ходил как-то сами вперед, а ноги где-то сзади. Он больше всех хлопотал за обедом. Зажгли лампу под розовым абажуром. Комната осветилась, и как-то радостно было.
- До чего я вас люблю, Татьяна Федоровна, - говорил доктор. - До того... Прямо вот... Эх, давайте, друзья, запоем. Вали, начинай.

Проведемте, друзья,
Эту ночь веселей,
Пусть студентов семья
Соберется тесней.

Потом как-то особенно пела Татьяна Федоровна:

Святой Татьяны день
Душой своей примите.
Во братстве скованный,
Он истину найдет.
И истину любя.
Народу вы служите,
И к свету разума
Счастливый мир придет...

- Истина, истина... А я вот за истину в одиночке сидел... Сослан >ыл... - сказал, выпив водки, мрачный Утюг.
- Как? За что?
- За митральезу... Вот за что.
- Как митральезу?.. За какую? Что за ерунда? Скажите почему?
- Был я студентом. И была у меня любовь. Вот на Татьяну Федоровну похожа... Красота. И-их, и любил я ее... Ну, что говорить... Раз в Татьянин день я с друзьями загулял. Пели, пили, вот как сейчас... На бульваре, на Тверском, студенты друзья меня спрашивают: «А куда же ты митральезу девал?» А студентов было много, и, должно быть, среди них был переодетый шпик. Я просто и ответил: «Дома осталась».
- Ну и что же?
- А вот... Татьяна Федоровна немного картавит, «р» не выговаривает... Это так идет к ней... А моя говорила так скоро, ну, как стреляет. Ее еще отец «митральезой» прозвал. Ну, у меня обыск... Где митральеза? Ищут... Что делается, сказать невозможно... Я на мою показываю: «Вот митральеза». Не верят. Посадили. Правда, не долго сидел. Сослали. Будто бы потом и верно у кого-то нашли митральезу... Понравилось мне на севере... Там и остался. Митральеза ко мне приехала. Натальей звали... Милая Наталья...
И Утюг мрачно выпил водки.
Студенты запели:

Полно, брат молодец,
Ты ведь не девица,
Пей, гуляй, тоска пройдет...

Не верю, ничему не верю, - говорил мрачный Утюг. - Не верю в истину в справедливость. Ни в какие передовые слова. Все ерунда... Есть только совесть...
- А где же ваша митральеза теперь?
- Нигде, - мрачно ответил Утюг. И добавил:- Ну довольно.
Утюг запел:

Коперник целый век трудился,
Чтоб доказать земли вращенье.
Дурак, зачем он не напился,
Тогда бы не было сомненья.

Во всем оккультика виновата, - сказал вдруг, подняв палец, Утюг.
- Ну, довольно тебе, - остановил его доктор. И встал. - Господа, - сказал он. - Позвольте мне сказать вам очень серьезное. Вы студенты, и все вы юны. В вас еще машина жизни цела, не истрепалась. И колеса, зубцы... новы и целы. У вас душа еще светлая... Вы поймете... И вот я прошу вас, умоляю, уговорите Татьяну Федоровну, Татьяну нашу, которую мы празднуем...
Татьяна Федоровна встала и опустила гитару, побледнев.
- Прошу вас, уговорите ее выйти за меня замуж...
- Идите за него замуж, Татьяна Федоровна, идите! - хором кричали мы все.
- Ага, ага, я прав, - сказал Утюг. - Начинается судьба, оккультика то есть... Татьяна - есть красота, высота. Встать! - закричал он вдруг.

Продолжение »»»


  "О Коровине не раз уже высказывалось мнение, будто бы живопись его - подражание новейшим французским импрессионистам, но если мы внимательнее посмотрим на те стороны, где он выразил свои индивидуальные особенности, то увидим, что сближение это несколько поверхностно. Колорит, гармония тонов, именно те стороны, которые господин Коровин берет за основу своих произведений, весьма резко отличаются от современного французского импрессионизма. Этот последний характеризуется светом и довольно яркой гаммой красок. Живопись же господина Коровина отличается темной, едва окрашенной гаммой, которая составляет его исключительную особенность." (Н.Досекин, художник)


Художник Константин Алексеевич Коровин. Картины, биография, книги, живопись, фотографии


Rambler's Top100