Биография
Жизнь
мастера

Галерея
Картины
художника

Воспоминания
Отзывы и очерки
о художнике

Рассказы
Рассказы
К.Коровина

Поездки
Где он
был

О Шаляпине
К.А.Коровин и
Ф.И.Шаляпин

Фотографии
Прижизненные
фотографии


Рассказы Константина Коровина. Литературные опыты великого художника

  
   

Рассказы художника:

Ранние годы - Первая любовь - 2 - В Училище - Случай с Аполлоном - 2 - Меценат - Молодость - 2 - Смерть отца - 2 - Мои ранние годы - Татьяна Московская - 2 - Фонарь - 2 - Воспоминания детства - Этот самый Пушкин - 2 - Человечек за забором - 2 - Недоразумение - В старой Москве. Трагик - Московская канитель - 2 - Племянница - Московские чудаки - 2 - Профессор Захарьин - Магистр Лазарев - 2 - М.А.Морозов - Мажордом - Лоботрясы - 2 - Утопленник - 2 - В деревенской глуши - Толстовцы - Семен-каторжник - 2 - Колька - Дурак - 2 - Дом честной - В деревне - 2 - О животных. Собаки и барсук - Тайна - 2 - Звери - Мой Феб - 2 - Белка - 2 - На охоте. Компас - Человек со змеёй - 2 - Вечер весны - Васина супруга - 2 - Ночь - 2 - Мороз - Ночь и день - 2 - Своё - 2 -

   

   

Коровин
Конст.Коровин, 1930-е

   

  

Василий Харитонович Белов, маляр в моей декоративной мастерской при императорских театрах, человек был особенный, серьезный. Лицо в веснушках. Смолоду был у меня, служил в солдатах и опять вернулся ко мне. Василий Белов был колорист - составлял тона красок, и я ценил в нем эту способность.
В Крыму у меня был дом в Гурзуфе, хороший дом, большой, на самом берегу моря. И много друзей приезжало ко мне. И вот на отпуск поехал со мной Василий Белов. Очень ему хотелось увидать, где это море и что за море такое есть. Хороший дом был у меня в Гурзуфе: сад, кипарисы, персики, груши, виноградные лозы обвивали дом и самое синее море около шумит. Краса кругом. «Брега веселые Салгира»... Приехали. Но Василий Белов ходит, смотрит, что-то невеселый.
- Ну, что, говорю, Василий Харитоныч, море как тебе, нравится?
- Ничего... - отвечает Василий, - только чего в ем...
- То есть как это? - удивился я. - Не нравится тебе?
- Так ведь што, - отвечает он задумчиво, - а какой толк в ем, нешто это вода?
- А что же? - удивился я.
- Э-эх... вздохнул Василий, - ну и вода. Соль одна, чего в ней. Вот у нас на Нерле - вода. На покосе устанешь, жарко летом, прямо пойдешь к речке, ляжешь на брюхо на травку и пьешь. Вот это вода... Малина! А это чего, тошнота одна...
- Василий, - говорю, - посмотри какая красота кругом... Горы, зелень...
- Чего горы! - говорит Василий. - За папиросами в лавочку идешь - то вниз, то кверху. Чего это? Колдобина на колдобине... Нешто это земля?
Камни накорежены туды-сюды. А у нас-то, эх... р-о-овно, вольно. А тут чисто в яме живут. Море... Чего в ем есть? Рыба - на рыбину не похожа, камбала, морда у ней на одну сторону сворочена, хвоста нет, чешуи нет. Сад хорош, а антоновки нету, лесу нету, грибов нету...
- Да что ты, Василий, - здесь же персики и виноград растут. Ведь это лучше...
- Кружовнику нет... - сказал задумчиво Василий.
- Как нет? Виноград же лучше крыжовника!
- Ну, што вы. Н-е-ет, у нас кружовник, который красный, который желтый... Кружовник лучше...
- Да ты что, Василий Харитоныч, нарочно что ли говоришь?
- Чего нарошно, верно говорю. Татарам здесь жить ничего еще, чего у них утром - выйдет и кричит ла-ла-ла-ла... А у нас у Спаса Вепрева выйдет дьякон отец Василий да «многия лета» ахнет - ну, голос! Паникадило гаснет! А это што - море... а пить нельзя. Купаться тоже пошел - как меня в морду хлестанет - волна, значит, - прямо захлебнулся и колени ушиб. У нас-то в реке песок, на берегу травка, а тут везде камень - боле ничего.
Я смотрел на Василия, он удивлял меня.
- Тебе, значит, - говорю, - здесь не нравится?
- А чего здесь хорошего? Тут горы, а тут море. А земли нет. А у нас идешь-идешь, едешь-едешь, конца-краю нет... Вот это я понимаю. А тут што: поезжай по дороге - все одно и то нее, и дорога одна, боле и нет.
- Ну, а что же все-таки тебе здесь нравится? - озадаченно спросил я у Василия Белова.
- А вам чего тут нравится? - спросил он меня, не ответив. - Чего нравится тут? Калачей нету, это не Москва.
- Вот дыни у меня растут, - говорю я. - Ел ты, хороши ведь дыни!
- Хороши... - сознался нехотя Василий, - только наш весенний огурец, с солью да с черным хлебом, мно-о-ого лучше.
- Ну, а шашлык?
- Хорош, а наша солонина с хреном много лучше...
- «Что такое?» - думаю я.
- Ну, а черешни? - спрашиваю.
- Э-э-э... куда черешне до нашей вишни владимирской... Погодить надо... Шпанская...
Я растерялся и не знал, что сказать.
- Ежели б горы сравнять, - продолжал Василий, - тогда туды-сюды. А то што это? Да и зимы здесь нет, и вино кислое. А у нас - кагор, наливки...
- Постой, постой! - говорю я. - Здесь - мускат...
- Мускат... Это ежели патоку пить, она еще слаще... Это не вино. Мне вчера Асан, вот что к вам приходил, татарин, дак он мне говорил: «Мы, - говорит, - вина не пьем, закон не велит». Им Мугомет, пророк, только водку пить велел, а ветчину, свинину нипочем есть нельзя. Татары народ хороший, как мы. Только, ежели сказать ему: «Свиное ухо съел», - ну и шабаш... Тогда тебе больше здесь не жить, обязательно убьют или в море утопют...
- Это кто же тебе сказал?
- Асан. И из-за етого самого раньше сколько воевали - страсть. С русскими воевали. Русские, конечно, озорные есть... Придут вот на край горы из Расеи и кричат вниз, сюды, к им: «Свиное ухо съел»... Ну, и война...
- Это тоже Асан тебе рассказал?
- Да, он говорил. Он в Москву ездил, дык говорит, што у нас там девки хороши, у них нет таких-то... Это верно. Што тут: какие-то желтые, худые. Идет с кувшином от колодца, воды наберет пустяки... А у нас, наша-то, коромысло несет, два ведра на ем, а сама чисто вот маков цвет. А зимой наши девки все, от снегу што ли, чисто сметана - белые... и румянец, как заря играет... Покажи вот палец - смеются, веселые. А здесь брови красют, ногти, глядеть страшно. Наши на всех глаза пялют, а здесь попробуй - глядеть нельзя, а то секир-башку. Строго очень... Тут и травы нет ничего... Овец-то за горы гоняют, к нам. А то чего здесь? Сел я третева дня у дорожки, на травку, - вот напоролся: она чисто гвозди железные, хоть плачь. Наши-то здесь говорят: «Мы, - говорят, - на Илу ездим, вино там пить, трактир есть. Чай, щи, хлеб черный, ну и место ровное, хорошо. Видать дале-е-е-еко...» Да и куда видать, и чего там и не весть. Дале-е-еко!.. Какая тут жисть, нет уж, поедемте домой, - сказал мрачно Василий Харитоныч, - тут и дождика-то нет...
Ну что скажешь на это?

К началу рассказов Коровина »»»



   »  Брокерские услуги личный брокер "Банк "ЦентроКредит"".

  "Пейзаж нельзя писать без цели, только за то что он красив - в нем должна быть история вашей души. Он должен быть звуком,
отвечающим сердечным чувствам. Это трудно выразить словом, это так похоже на музыку на кончике пера." (Коровин К.А.)



Художник Константин Алексеевич Коровин. Картины, биография, книги, живопись, фотографии


Rambler's Top100