Биография
Жизнь
мастера

Галерея
Картины
художника

Воспоминания
Отзывы и очерки
о художнике

Рассказы
Рассказы
К.Коровина

Поездки
Где он
был

О Шаляпине
К.А.Коровин и
Ф.И.Шаляпин

Фотографии
Прижизненные
фотографии


Рассказы Константина Коровина. Литературные опыты великого художника

  
   

Рассказы художника:

Ранние годы - Первая любовь - 2 - В Училище - Случай с Аполлоном - 2 - Меценат - Молодость - 2 - Смерть отца - 2 - Мои ранние годы - Татьяна Московская - 2 - Фонарь - 2 - Воспоминания детства - Этот самый Пушкин - 2 - Человечек за забором - 2 - Недоразумение - В старой Москве. Трагик - Московская канитель - 2 - Племянница - Московские чудаки - 2 - Профессор Захарьин - Магистр Лазарев - 2 - М.А.Морозов - Мажордом - Лоботрясы - 2 - Утопленник - 2 - В деревенской глуши - Толстовцы - Семен-каторжник - 2 - Колька - Дурак - 2 - Дом честной - В деревне - 2 - О животных. Собаки и барсук - Тайна - 2 - Звери - Мой Феб - 2 - Белка - 2 - На охоте. Компас - Человек со змеёй - 2 - Вечер весны - Васина супруга - 2 - Ночь - 2 - Мороз - Ночь и день - 2 - Своё - 2 -

   

   

Коровин
Конст.Коровин, 1930-е

   

  

Когда я вернулся домой с реки из опустелого леса, то застал приехавших на рыбную ловлю приятелей. С огорчением я рассказал им про белку.
- Какого черта! Есть чего расстраиваться! Ведь она баба была, - сказал мой приятель Вася. - Так они, бабы, все такие...

На охоте. Компас

Охотники народ особенный. Привлекает их к охоте не одна добыча, а страсть быть в природе, ожидание неожиданных случаев и приключений. А потом разговоры - разговоры эти услышишь только на охоте.
Мои друзья-охотники любили приезжать ко мне в глухое место - я жил в деревне, далеко от Москвы, где расстилались леса и долины дивной природы русской. И когда они приезжали ко мне, всегда какая-нибудь ерунда выходила.
Вот несмотря на новый компас, который купил приятель мой, охотник Павел Александрович Тучков, мы все же заблудились на охоте. И привел нас этот компас в совсем неизвестное место.
Компас был английский, круглый, толстый, в футляре, и владелец его нес на шнуре. Одно только - стрелка в компасе была очень вертлявая - повертится и станет.
Павел Александрович говорил, когда шли на охоту, что идем на север. А как пришло время возвращаться - двинулись по компасу на юг.
Идем, идем, а дома как-то и признака нет - места совсем другие.
Развернули, положили карту на землю в лесу, на же поставили компас - выходит что-то не то. И куда идти - неизвестно.
- Ну, вот я так и знал, - сказал Кузнецов. - Жара сегодня, компас испортился.
- То есть как испортился?
- Испортился, прокис, что ли.
- Какие пошлости! - возмутился Павел Александрович. - Вздор и глупо.
Он зачем-то поднес компас к носу и понюхал.
- Ну, что?
- Странно... что-то есть... Действительно, должно быть, что-то испортилось.
Приятели-охотники тоже нюхали компас и говорили, искоса посмотрев на него:
- Да, странно... действительно прокис...
Опять шли на юг, - так сказать, возвращаясь назад. По стрелке. А дома все нет...
Поздно, устали: вышли на охоту в четыре часа утра, а уж вечер, солнце садится...
Мы тоже сели отдохнуть. Павел Александрович стал развинчивать компас - «там магнит должен быть». Внутри - пружины, колеса, а магнита нет.
- Герасим Дементьевич, - говорил я охотнику-крестьянину. - Заблудились мы, должно быть, как думаешь?
- Да кто ее знает... знать, заблудились. Я здесь не бывал, место-то неприметно.
- Ночевать в лесу - комары заедят, - жаловались мои друзья. Отдохнули, встали и пошли. Сумерело. Тихо было в лесу. В небе темнели тучи, повисли над лесом. Сверкнула зарница - и вдали послышался гром.
- Благодарю вас, - сказал Кузнецов. - Гроза в лесу... с ружьями... Это значит - покойнички будем.
- Ничего, - говорю, - Вася, у тебя шелковый картуз. Электричество обходит.
- Обходит, да. А вот - за каким чертом по компасу шли?
- Тише, тише... постойте... - говорит мой приятель Караулов. - Слышите - кто-то едет?..
Уже темнело. Мы остановились. Действительно, кто-то как будто ехал - шумит вдали. Мы стоим, слушаем, а тот, кто-то, все едет. Ближе, ближе - и вдруг капли дождя падают на нас...
Дождь становился сильней. Блеснула молния. Раздался сильный удар грома, раскатился по лесу. Собаки стояли около.
- Ружья отставьте дальше, - кричит Василий Сергеевич. - А мы отойдем. Это не шутки, в лесу с ружьями!..
- Под елки надоть лезть, - говорил Герасим.
- Читали Франклина? - кричал Василий Сергеевич. - В лесу-то что с ним было, помните?
- Нет, не читали, а что?
- Что? Убило, вот что!
Кузнецов приставил ружье к дереву, а сам, отойдя, залез под густую' ель. Раздался сильный, с треском удар грома, и дождь полил, как из ведра...
- Гоните собак, - кричит Василий Сергеевич. - Они притягивают тоже. Мрачно темнел лес. Дождь лил, чувствую - за шею потекло по спине.
Все приумолкли.
- Разожжем ли костер? - спрашиваю я у Герасима.
- Мозжуху надо искать. А то не возьмет.
Лесничиха принесла крынку молока и поставила на стол.
- А заводит у вас тут в лесу, тетенька? - спросил Василий Сергеевич лесничиху.
- Тута у нас кругом лесу, лесу - все лес... и заведет... И кто знает, как кружит... Вот спросите его, - показала она на мужа.
- А ты видел лесового когда? - спросил Василий Сергеевич лесника.
- Лесового не видал я никады. А заводило меня немало в лесу. Вот, на покосе, у леса тут, недалече, у речки - покос. Пойду рано-рано. Ну, возьмешь бутылку, от усталости сил набраться. Ну, взял раз и спрятал в стог. Косишь, косишь... Полудня пришло. Закусить надо. Достал из кошелки ватрушку, яйцо, грибков-груздей. У стога, думаю, отдохну, закушу. Полез, ищу бутылку глотнуть. Глотнул - чего... вода! Вот, это кто? Он, сукин сын, лесовой выпил. Да чего еще - слышу, в лесу смеется. Я туды. Думаю, постой... Да с косою, за ним. А он дале смеется. Бегу. Устал. А он дале... Ну, вернулся... И закуски нет. Вот что он делает, а? А видать - нет, не видал. И какой он - не знаю. Только жулик - это верно, лесовой-то.

Продолжение »»»


  "О Коровине не раз уже высказывалось мнение, будто бы живопись его - подражание новейшим французским импрессионистам, но если мы внимательнее посмотрим на те стороны, где он выразил свои индивидуальные особенности, то увидим, что сближение это несколько поверхностно. Колорит, гармония тонов, именно те стороны, которые господин Коровин берет за основу своих произведений, весьма резко отличаются от современного французского импрессионизма. Этот последний характеризуется светом и довольно яркой гаммой красок. Живопись же господина Коровина отличается темной, едва окрашенной гаммой, которая составляет его исключительную особенность." (Н.Досекин, художник)


Художник Константин Алексеевич Коровин. Картины, биография, книги, живопись, фотографии


Rambler's Top100