Биография
Жизнь
мастера

Галерея
Картины
художника

Воспоминания
Отзывы и очерки
о художнике

Рассказы
Рассказы
К.Коровина

Поездки
Где он
был

О Шаляпине
К.А.Коровин и
Ф.И.Шаляпин

Фотографии
Прижизненные
фотографии


"Константин Коровин". Монография Раисы Ивановны Власовой. Коровин в живописи и театре

Подобно Писсарро, Коровин писал свои пейзажи преимущественно из комнат тех отелей, где он останавливался; как и Писсарро, он создавал «Парижи» импрессионистическим методом, полагаясь на беглое зрительное восприятие.


  Монография
  Р.И.Власовой


  Живопись - 2 - 3 - 4
  5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 
  12 - 13 - 14 - 15 - 16
  17 - 18 - 19 - 20 - 21
  22 - 23 - 24 - 25 - 26

  Театр - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
  7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12
  13 - 14 - 15 - 16 - 17


Однако этими общими моментами кончаются связи Коровина с искусством его французского коллеги. Живописная манера, живописный темперамент, даже характер мазка были совершенно иные. Писсарро писал со свойственной многим французам оптической расчетливостью. Вспомним его «Бульвар Монмартр» 1897 года. Для того чтобы удержать текучую игру света, он, буквально, ткал холст маленькими мазками, точечками и занятыми, и его сложный оптический расчет был необычайно точен: на известном расстоянии от холста действительно создается иллюзия движущейся по бульвару толпы. Это и была основная цель Писсарро, которая объясняет и выбор точки зрения, позволяющей зрительно охватывать бульвар целиком, и естественное дневное освещение, и отсюда состав светлой палитры, из которой художник уже с конца 1860-х годов, в сущности, исключил черную краску, битум, сиену жженую и даже излюбленные Коровиным охры. Иное мы видим у Коровина. Начиная с 1900-х годов воображаемая плоскость картины в его «Парижских бульварах» всегда находилась под углом к ним. Тем самым ограничивалось изображенное пространство и создавались условия как для большей непосредственности композиции, так и для большей ее динамичности. В сочетании с разнообразнейшим составом наблюденных в жизни красок и более естественным рисунком всегда темпераментных, широких мазков все эти произведения неизменно производят впечатление написанных художником как бы на одном дыхании.
Во всяком случае, Коровин, живший в искусстве больше чувством, был объективнее в передаче видимого, чем французы, которые в той или иной мере теряли эту объективность в пылу фанатической приверженности идее изучения изменчивости видимых покровов мира. Но стремление Коровина к сложной живописной оркестровке и повышенному цветовому строю, в сущности, уводили и его искусство из сферы передачи чисто непосредственных впечатлений к передаче их квинтэссенции, иначе говоря, в мир обобщения зрительных наблюдений. Более того, размышления Коровина о живописи, которые иной раз фиксировались им в рабочих альбомах, свидетельствуют, что поиски обобщения далеко не всегда носили импульсивный характер, но были сознательным его творческим актом. «Нужно не только скопировать натуру, нужно ее передать ловко, любя, - записывал в своем дневнике художник, - не долго тратя время, сразу - просто рассказать должна быть суть, суть передачи». «Мало того, что составить верный тон. - писал он в другом месте, - надо его умело нарисовать на холсте, чтобы он выражал свое назначение в этюде». И далее: «Сегодня 10 июля. Писал в Ялте Бульварную улицу и увидал, что способ работы перевода глаз от натуры к этюду можно пополнить, именно: работать в этюде и смотреть на него как в натуру, пополняя при сравнении чего не хватает или что не сделано, что не выражает желаемого».
В городских пейзажах западноевропейских импрессионистов действие почти всегда происходит днем. Подавляющее большинство из них признавало лишь светлые краски природы, рожденные солнцем. Именно поэтому сколь ни ценим был ими провозвестник импрессионистического искусства Тернер, его романтические ночные пейзажи почти не нашли во Франции последователей. Коровин же любил наблюдать Париж во все времена суток, включая вечер и ночь. Озаренный огнями и ярко освещенный витринами, город в эти часы был особенно эффектен. С увлечением ловил художник ускользающие краски быстро густеющих сумерек и использовал затем их цвет для объединяющей колорит тональности. Неяркие, словно тлеющие огоньки преображавшегося на глазах художника Парижа проникали в тающие в сумеречной дымке пушистые кроны аккуратно подстриженных деревьев и в еще не успевшее похолодеть небо, сообщая пейзажу свойственное коровинскому колориту тепло. Таковы «Улица в Виши. Вечер» (вероятно, 1906, Государственный Русский музей), «Париж вечером» (1907, собрание Д.В.Зеркаловой), «Сумерки в Париже» (1911, Государственная Третьяковская галерея). Часто подобные работы похожи друг на друга по сюжетному мотиву, но они всегда различны по красочному строю.
В «ночных Парижах» Коровина увлекала яркость контрастных цветов - холодных, иссиня-темных неба и горячих, словно мечущихся в густой тьме, огней живущего и ночью лихорадочной жизнью города. Эти пейзажи, как правило, писались художником на небольших дощечках, холстах или картоне. Времени бы не хватило на решение подобной задачи в большом холсте. Кроме того, Коровин, быть может, избегал больших форматов, опасаясь грубости в колорите, возможной при таких рискованных сочетаниях красок. Эти маленькие этюды, за которыми ныне закрепилось название «Огни Парижа», предельно напряжены по цвету. Они сверкают, словно драгоценные каменья, при полной гармонии цветового ансамбля.
В большинстве случаев поводом для написания такого рода произведений было поразившее творческое воображение художника красочное зрелище. Желание сохранить его на холсте во всей яркости первого впечатления зачастую заставляло Коровина писать молниеносно быстро, все время сверяя свою работу с натурой: «Уже тон, свет бежит», - волновался художник и лихорадочно ловил ускользающий цвет.
В лучших «Парижах» Коровину удавалось передать характер города, меняющийся на протяжении суток. Если его вечерние и ночные пейзажи приподнято-праздничны, что подчеркнуто буйным, темпераментным мазком, то в пейзаже «Париж. Утро» (1906, Государственная Третьяковская галерея) город, притихший, словно во сне, и озаренный еще холодным светом восходящего солнца, лиричен.
Из своих поездок по Западной Европе Коровин привозил главным образом городские пейзажи и натюрморты. Кроме Парижа, он особенно охотно писал Ниццу, Марсель. В Ярославо-Ростовском историко-архитектурном художественном музее-заповеднике есть очень красивая «Венеция», в собрании С. В. Герасимова - «Рим». Изображения природы среди этих работ очень редки. Любопытно, что в России, наоборот, городских пейзажей (кроме южных) почти нет. Этюды «Москва. Кремль» (собрание Н.А.Соколова), «Зимний вечер. Петербургская сторона» (1901, собрание В.Ф.Дмитриева) - редкие гости среди отечественных пейзажей художника. Видимо, самозабвенно любя русскую природу, Коровин стремился остаться верным только ей. Его блистательно исполненные импрессионистические парижские пейзажи удивительно красивы, но, пожалуй, они менее одухотворены, нежели изображения родных ему мест.

следующая страница...


  "Уж очень он умеет взять оригинально и тепло." (Поленова Е.Д.)


Художник Константин Алексеевич Коровин. Картины, биография, книги, живопись, фотографии


Rambler's Top100