Биография
Жизнь
мастера

Галерея
Картины
художника

Воспоминания
Отзывы и очерки
о художнике

Рассказы
Рассказы
К.Коровина

Поездки
Где он
был

О Шаляпине
К.А.Коровин и
Ф.И.Шаляпин

Фотографии
Прижизненные
фотографии


"Константин Коровин". Монография Раисы Ивановны Власовой. Коровин в живописи и театре

Коровин в театре. Часть первая

В конце XIX века императорские театры продолжали жить спокойной, размеренной жизнью, по старинке. Постановочную часть возглавляли М.А.Шишков, М.И.Бочаров, А.Ф.Гельцер, К.Ф.Вальц - люди с очень большим опытом, меньшим талантом и полным отсутствием понимания современного искусства. Постановка поручалась нескольким мастерам; еще очень живучим был принцип дежурных декораций и костюмов, что совершенно обезличивало оформление спектаклей. Костюмами ведал тоже уже старый Е.П.Пономарев - скучный художник-ремесленник.


  Монография
  Р.И.Власовой


  Живопись - 2 - 3 - 4
  5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 
  12 - 13 - 14 - 15 - 16
  17 - 18 - 19 - 20 - 21
  22 - 23 - 24 - 25 - 26

  Театр - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
  7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12
  13 - 14 - 15 - 16 - 17


Словом, в то время как мамонтовская опера постановками произведений Римского-Корсакова и «Хованщины» Мусоргского поистине праздновала именины своих реалистических достижений, в императорских театрах царствовали застой и академическая рутина. Историческая точность изображения, давно уже привычная русскому искусству, выражалась здесь весьма примитивно. «На сцене хотели паноптикум натурализма - верней, подделки под правду, - негодовал Коровин. - Я думаю, что такая точка зрения неправа, потому что она вздор дешевого вкуса и полного непонимания искусства. Нельзя искать актера-убийцу, чтобы играл Отелло. Реализм в живописи имеет в себе нескончаемые глубины, но пусть не думают, что протокол есть художественное произведение».
Но и внешнее правдоподобие в дотошно выписанных декорациях не всегда присутствовало. «Как объяснить, - возмущался В.А.Теляковский, назначенный тогда управляющим Московской конторы императорских театров, - появление в «Макбете» современных кресел и одной и той же скатерти в «Макбете», «Марии Стюарт» и «Законе»?»
Борьба со старыми порядками в императорских театрах началась с самого запущенного участка - постановочной части. Теляковский, энергично принявшийся за дело, обратился к В.Д.Поленову и В.М.Васнецову. Однако ни тот, ни другой не поверили в возможность ломки огромного старого театрального механизма и отказались от предложения Теляковского, хотя обещали оказывать театру посильную помощь своими консультациями. Видимо, они же и порекомендовали Коровина. Теляковский слышал о Коровине неоднократно, и последний был приглашен в московские императорские театры сначала на опытный срок с 1 июня по 1 декабря 1899 года. Вскоре последовало и приглашение А.Я.Головина. Это было, по сути дела, перерождением всей императорской сцены, началом невиданного интенсивного развития русского театрально-декорационного искусства. Несколькими годами позже в русских государственных и частных театрах стали работать крупнейшие художники-станковисты самых различных жанров и индивидуальностей - Л.С.Бакст, В.А.Серов, Н.К.Рерих, А.Н.Бенуа, М.В.Добужинский, И.Я.Билибин, Н.Н.Сапунов, С.Ю.Судейкин, Б.И.Анисфельд, даже архитектор В.А.Щуко. Уже с конца первого десятилетия XX века русское театрально-декорационное искусство пожинало в антрепризах С. П. Дягилева плоды мировой славы. Столь молниеносное развитие театрально-декорационного искусства могло быть, конечно, только при таком высоком художественном уровне, которого достигло русское искусство в третью четверть XIX века.
Сразу же после поступления Коровина и Головина в императорские театры полномочия театрального художника были значительно расширены. Кроме эскизов декораций, он обязан был теперь делать рисунки костюмов и вооружения, мебели и вообще всей бутафории. Он должен был также «давать советы и руководительство молодым декораторам» и, кроме того, наблюдать за «правильным исполнением костюма по рисункам в мастерской и наиболее целесообразным выбором материалов».
Коровин скоро очаровал Теляковского и стал для него непререкаемым авторитетом. Чрезвычайно высокая оценка директором крупнейших театров Москвы и Петербурга таланта Коровина, конечно, принесла русской сцене очень большую пользу. Однако в этом увлечении были и свои отрицательные стороны. В сущности, из-за нежелания Коровина доступ в императорские театры другим талантливым художникам был закрыт.
С первых же дней работы Коровина и Головина в императорских театрах перед ними возникла масса трудностей. На их головы обрушилась вся официальная пресса, разразившаяся неслыханной бранью. Кроме того враждебно отнесся к ним театральный коллектив. «Артисты отказывались надевать мои костюмы, - вспоминал позже Коровин. - Декорации Головина были повешены машинистами вкривь и вкось» ', даже маляры открыто смеялись над новыми приемами широкого живописного письма, которое вводили художники. Особенную нетерпимость проявляли явно обиженные их приглашением старые декораторы А.Ф.Гельцер и К.Ф.Вальц. Тормозили продвижение новых реформ и некоторые консервативно настроенные режиссеры, например А.Я.Морозов, О.О.Палечек. Ведь многие в театре вообще хотели жить по старинке. Дирижер Э.Ф.Направник при разговоре о каких-либо новшествах брезгливо пожимал плечами, не желая, чтобы на сцене кто-нибудь иначе стоял, чем пятьдесят лет назад.
И все же начатая реформа императорских театров продолжалась. В апреле 1901 года Теляковский поставил вопрос о режиссерстве Ф.И.Шаляпина. Последний дал согласие с условием приглашения ему в помощь П.И.Мельникова: он знал его по мамонтовской опере как серьезного и вдумчивого режиссера.
В течение нескольких лет дирекция вела переговоры с С.В.Рахманиновым, который упорно отказывался принять дирижерскую палочку, боясь казенной сцены. Недолгое пребывание в императорских театрах талантливого дирижера было крупным событием в московской театрально-музыкальной жизни. Помогло новому направлению и приглашение в Большой театр молодого одаренного балетмейстера А.А.Горского, а несколькими годами позже В.Э.Мейерхольда, который режиссировал не только драматические, но и оперные постановки. Нельзя не вспомнить и одного из основных реформаторов балетного искусства М.М.Фокина, хотя последний был мало связан с императорскими театрами.
Много забот в обновленных императорских театрах уделялось репертуару, который постепенно становился все более интересным. Почетное место здесь заняли, наконец, произведения отечественных авторов, и западноевропейский репертуар стал также разнообразнее. В Москве и Петербурге была осуществлена постановка всего цикла вагнеровских опер, Малый и Александрийский драматические театры сделали попытки возрождения античного репертуара. В начале 1900-х годов там были поставлены «Ипполит» Еврипида, «Антигона», «Эдип» и «Эдип в Колоне» Софокла.
Большинство первых постановок Коровина и Головина, начиная с «Русалки» А.С.Даргомыжского и балета П.И.Чайковского «Лебединое озеро» (1900, Большой театр), оформлялось ими совместно. В течение нескольких лет они так и работали вместе, и ругали их обоих тоже вместе.

следующая страница...


  "Только искусство делает из человека человека. Неправда, христианство не лишало человека чувства эстетики: Христос велел жить и
не закапывать своего таланта. Мир языческий всегда был полон творчества, при христианстве, может быть, вдвое." (Коровин К.А.)



Художник Константин Алексеевич Коровин. Картины, биография, книги, живопись, фотографии


Rambler's Top100