Биография
Жизнь
мастера

Галерея
Картины
художника

Воспоминания
Отзывы и очерки
о художнике

Рассказы
Рассказы
К.Коровина

Поездки
Где он
был

О Шаляпине
К.А.Коровин и
Ф.И.Шаляпин

Фотографии
Прижизненные
фотографии


"Константин Коровин". Монография Раисы Ивановны Власовой. Коровин в живописи и театре

Коровин в театре. Часть первая

В конце XIX века императорские театры продолжали жить спокойной, размеренной жизнью, по старинке. Постановочную часть возглавляли М.А.Шишков, М.И.Бочаров, А.Ф.Гельцер, К.Ф.Вальц - люди с очень большим опытом, меньшим талантом и полным отсутствием понимания современного искусства. Постановка поручалась нескольким мастерам; еще очень живучим был принцип дежурных декораций и костюмов, что совершенно обезличивало оформление спектаклей. Костюмами ведал тоже уже старый Е.П.Пономарев - скучный художник-ремесленник.


  Монография
  Р.И.Власовой


  Живопись - 2 - 3 - 4
  5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 
  12 - 13 - 14 - 15 - 16
  17 - 18 - 19 - 20 - 21
  22 - 23 - 24 - 25 - 26

  Театр - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
  7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12
  13 - 14 - 15 - 16 - 17


Словом, в то время как мамонтовская опера постановками произведений Римского-Корсакова и «Хованщины» Мусоргского поистине праздновала именины своих реалистических достижений, в императорских театрах царствовали застой и академическая рутина. Историческая точность изображения, давно уже привычная русскому искусству, выражалась здесь весьма примитивно. «На сцене хотели паноптикум натурализма - верней, подделки под правду, - негодовал Коровин. - Я думаю, что такая точка зрения неправа, потому что она вздор дешевого вкуса и полного непонимания искусства. Нельзя искать актера-убийцу, чтобы играл Отелло. Реализм в живописи имеет в себе нескончаемые глубины, но пусть не думают, что протокол есть художественное произведение».
Но и внешнее правдоподобие в дотошно выписанных декорациях не всегда присутствовало. «Как объяснить, - возмущался В.А.Теляковский, назначенный тогда управляющим Московской конторы императорских театров, - появление в «Макбете» современных кресел и одной и той же скатерти в «Макбете», «Марии Стюарт» и «Законе»?»
Борьба со старыми порядками в императорских театрах началась с самого запущенного участка - постановочной части. Теляковский, энергично принявшийся за дело, обратился к В.Д.Поленову и В.М.Васнецову. Однако ни тот, ни другой не поверили в возможность ломки огромного старого театрального механизма и отказались от предложения Теляковского, хотя обещали оказывать театру посильную помощь своими консультациями. Видимо, они же и порекомендовали Коровина. Теляковский слышал о Коровине неоднократно, и последний был приглашен в московские императорские театры сначала на опытный срок с 1 июня по 1 декабря 1899 года. Вскоре последовало и приглашение А.Я.Головина. Это было, по сути дела, перерождением всей императорской сцены, началом невиданного интенсивного развития русского театрально-декорационного искусства. Несколькими годами позже в русских государственных и частных театрах стали работать крупнейшие художники-станковисты самых различных жанров и индивидуальностей - Л.С.Бакст, В.А.Серов, Н.К.Рерих, А.Н.Бенуа, М.В.Добужинский, И.Я.Билибин, Н.Н.Сапунов, С.Ю.Судейкин, Б.И.Анисфельд, даже архитектор В.А.Щуко. Уже с конца первого десятилетия XX века русское театрально-декорационное искусство пожинало в антрепризах С. П. Дягилева плоды мировой славы. Столь молниеносное развитие театрально-декорационного искусства могло быть, конечно, только при таком высоком художественном уровне, которого достигло русское искусство в третью четверть XIX века.
Сразу же после поступления Коровина и Головина в императорские театры полномочия театрального художника были значительно расширены. Кроме эскизов декораций, он обязан был теперь делать рисунки костюмов и вооружения, мебели и вообще всей бутафории. Он должен был также «давать советы и руководительство молодым декораторам» и, кроме того, наблюдать за «правильным исполнением костюма по рисункам в мастерской и наиболее целесообразным выбором материалов».
Коровин скоро очаровал Теляковского и стал для него непререкаемым авторитетом. Чрезвычайно высокая оценка директором крупнейших театров Москвы и Петербурга таланта Коровина, конечно, принесла русской сцене очень большую пользу. Однако в этом увлечении были и свои отрицательные стороны. В сущности, из-за нежелания Коровина доступ в императорские театры другим талантливым художникам был закрыт.
С первых же дней работы Коровина и Головина в императорских театрах перед ними возникла масса трудностей. На их головы обрушилась вся официальная пресса, разразившаяся неслыханной бранью. Кроме того враждебно отнесся к ним театральный коллектив. «Артисты отказывались надевать мои костюмы, - вспоминал позже Коровин. - Декорации Головина были повешены машинистами вкривь и вкось» ', даже маляры открыто смеялись над новыми приемами широкого живописного письма, которое вводили художники. Особенную нетерпимость проявляли явно обиженные их приглашением старые декораторы А.Ф.Гельцер и К.Ф.Вальц. Тормозили продвижение новых реформ и некоторые консервативно настроенные режиссеры, например А.Я.Морозов, О.О.Палечек. Ведь многие в театре вообще хотели жить по старинке. Дирижер Э.Ф.Направник при разговоре о каких-либо новшествах брезгливо пожимал плечами, не желая, чтобы на сцене кто-нибудь иначе стоял, чем пятьдесят лет назад.
И все же начатая реформа императорских театров продолжалась. В апреле 1901 года Теляковский поставил вопрос о режиссерстве Ф.И.Шаляпина. Последний дал согласие с условием приглашения ему в помощь П.И.Мельникова: он знал его по мамонтовской опере как серьезного и вдумчивого режиссера.
В течение нескольких лет дирекция вела переговоры с С.В.Рахманиновым, который упорно отказывался принять дирижерскую палочку, боясь казенной сцены. Недолгое пребывание в императорских театрах талантливого дирижера было крупным событием в московской театрально-музыкальной жизни. Помогло новому направлению и приглашение в Большой театр молодого одаренного балетмейстера А.А.Горского, а несколькими годами позже В.Э.Мейерхольда, который режиссировал не только драматические, но и оперные постановки. Нельзя не вспомнить и одного из основных реформаторов балетного искусства М.М.Фокина, хотя последний был мало связан с императорскими театрами.
Много забот в обновленных императорских театрах уделялось репертуару, который постепенно становился все более интересным. Почетное место здесь заняли, наконец, произведения отечественных авторов, и западноевропейский репертуар стал также разнообразнее. В Москве и Петербурге была осуществлена постановка всего цикла вагнеровских опер, Малый и Александрийский драматические театры сделали попытки возрождения античного репертуара. В начале 1900-х годов там были поставлены «Ипполит» Еврипида, «Антигона», «Эдип» и «Эдип в Колоне» Софокла.
Большинство первых постановок Коровина и Головина, начиная с «Русалки» А.С.Даргомыжского и балета П.И.Чайковского «Лебединое озеро» (1900, Большой театр), оформлялось ими совместно. В течение нескольких лет они так и работали вместе, и ругали их обоих тоже вместе.

следующая страница...


  "Пейзаж нельзя писать без цели, только за то что он красив - в нем должна быть история вашей души. Он должен быть звуком,
отвечающим сердечным чувствам. Это трудно выразить словом, это так похоже на музыку на кончике пера." (Коровин К.А.)



Художник Константин Алексеевич Коровин. Картины, биография, книги, живопись, фотографии


Rambler's Top100