Биография
Жизнь
мастера

Галерея
Картины
художника

Воспоминания
Отзывы и очерки
о художнике

Рассказы
Рассказы
К.Коровина

Поездки
Где он
был

О Шаляпине
К.А.Коровин и
Ф.И.Шаляпин

Фотографии
Прижизненные
фотографии


"Константин Коровин". Монография Раисы Ивановны Власовой. Коровин в живописи и театре

Общая стилистическая тенденция коровинского замысла утверждается в «Снегурочке» уже с пролога. Этот замысел во многом вытекает из васнецовской «Снегурочки» - реалистически правдивой, непосредственной в пейзажах и по-народному празднично-декоративной в жанровых сценах. Однако о Васнецове вспоминаешь, быть может, лишь в 1-й картине пролога. Здесь Коровин был более всего близок к своему учителю. В последующих же сценах активное развитие васнецовских традиций, широкий размах творческой фантазии сообщают декорациям Коровина глубоко оригинальный характер. Да, собственно, и в 1-й картине пролога разница с Васнецовым уже существенна. Отодвигая пригорок к заднему плану и увеличивая его, помещая далее на двух правых кулисах белоствольные березы и отделяя Берендеев посад от места, где развертывается действие пролога, настолько, что становятся еле различимыми мерцающие огоньки освещенных строений, художник преодолевает камерность васнецовского решения и добивается ощущения простора. Это сразу органически связывает изобразительный образ с торжественными ритмами музыки.


  Монография
  Р.И.Власовой


  Живопись - 2 - 3 - 4
  5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 
  12 - 13 - 14 - 15 - 16
  17 - 18 - 19 - 20 - 21
  22 - 23 - 24 - 25 - 26

  Театр - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
  7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12
  13 - 14 - 15 - 16 - 17


В коровинском прологе живет острое чувство природы - рождения весны. Как будто еще молчалива земля, покрытая пуховою порошей, холодом веет от фиолетово-розового, темнеющего кверху ночного неба, но в пейзаже уже нет спокойного торжества зимы, в нем все напряжено, наполнено ожиданием тепла. Спокойствие пологих контуров холма с красующимся на нем молодым соснячком и притихших под тяжелыми снегами шапками елочек нарушается острыми, угловатыми контурами интенсивных ультрамариновых теней, смело бороздящих плотные, слежавшиеся сугробы. В сложном контрасте черных, серо-зеленых и голубых тонов, широко проложенных на нежных тонкоствольных березках, в туманной дымке, окутывающей их верхушки, рождается ощущение весны.
Невольно сравниваешь коровинские декорации с его станковыми произведениями. Быстро и темпераментно написанные, последние нередко импрессионистические эскизы. В театре, в масштабах большой сцены, коровинская живопись выглядит иначе. Свежесть и яркость ее не теряются, но она приобретает более устойчивые живописно-пластические формы. Особенную рельефность и контрастность деталям придает широкое использование в декорационных холстах аппликационных швов, которыми оконтурены отдельные изображения.
К сожалению, эскизы декораций к «Снегурочке» ни от 1911, ни от 1916 года почти не сохранились. Зато подавляющее большинство эскизов костюмов как московской, так и петербургской постановки дошло до нас. Как и у Васнецова, народные бытовые костюмы - их основной источник. Просторные рубашки и душегрейки, расшитые юбки, пестрые чулки и лапти у берендеек, обязательные мониста, орнаментальный узор елочкой и крестом. У берендеев - длинные рубахи с расшитыми оплечьями, цветными подмышниками, на поясах подвешены гребни, кисеты и ножички.
Показательна авторская надпись на групповом эскизе костюмов берендеек. «Рубашки, головной убор, тюрнюры взять от мордовских костюмов». Далее идет особенно любопытная ремарка: «Окрасить холст набойками различных цветов, но проверенных со старых русских набоек, а не от себя» (разрядка моя).
Костюмы главных героев Коровин делает более нарядными. Особенно богат расшитый разноцветными блестками, имитирующими драгоценные камни, белоснежный костюм царя Берендея и весь затканный дорогим шитьем очень красивый кафтан Мизгиря.
Костюм Снегурочки не сразу удался художнику. В одном из неосуществленных его эскизов к прологу Снегурочка походит на берендеек - на ней полушубочек с узорчатым оплечьем, длинная юбка с вышитым передничком и лапти, только ее одежда более нарядна: ведь она дочь могущественного Мороза и царственной Весны. Шубка у нее из дорогого белого сукна, белые лапти и варежки, из блестящего серебра шапочка, серебряные мониста, серебристого тюля передник, серебряной парчи юбка и две чудесные снежные пушинки - серьги. И все-таки вряд ли нужно было в сказке Островского делать однотипными одежду Снегурочки и простых берендеек. В окончательном варианте ее костюма Коровин вернулся к васнецовскому решению. Он одел девушку в белую суконную длинную шубку, отороченную белым мехом, белые шапочку, варежки и сапожки.
Костюмы для птиц в прологе также имеют свою историю. В эскизах и 1911 и 1916 года - это обычные балетные туники; слегка украшены перышками лишь головы и запястья. Однако Мейерхольд, который режиссировал в Петербурге «Снегурочку», учитывая, что спектакль предназначен главным образом для детей, счел необходимым сделать эти костюмы более натуральными. На эскизе номер семь возле пометки «для детей» он приписал: «Прошу плечи и руки (обнаженные в рисунке) закутать», и сбоку: «Сделать маски из материи, обшить перышками». Поправку режиссера Коровин принял, хотя оперение птиц он сделал рисованным - это было и удобнее для артистов, и практичнее, и выразительнее.
В сравнении со всеми последующими декорациями 1-я картина пролога более скромна, даже обыденна. Это, кстати, вызывало раздражение у некоторых рецензентов, усматривавших в ней «будничный реализм», «ельник около Перловки» (дачное место под Москвой). А ведь именно такой фон создавал естественное сопровождение прологу оперы с его своеобразными натурными музыкальными этюдами. (В сущности, именно из голосов природы рождаются здесь многие основные мелодии. Достаточно вспомнить хотя бы один из мотивов Весны, он воспроизводит напев снегиря, взятый лишь тоном ниже.)
Вторая картина пролога - «Красная горка» - как будто продолжает основное направление первой. На сменившемся заднике - Берендеевка: забор из почерневших от влаги кольев, круто изгибаясь, взбирается на холм, где среди уже потемневших снегов столпились серые избы. Но, несмотря на простоту мотива, природа здесь проникнута иным настроением. Романтикой веет от сплошь затянутого порывистыми облаками огромного неба, широкой обобщенной живописи, насыщенного, чуть сумрачного колорита. В этой сцене берендеи впервые видят Снегурочку. Реальность и мечта смыкаются. Не теряя живого, реального, но именно через поэзию романтики намечает Коровин путь в сказку. Таким образом художник находит соответствие музыкальным характеристикам, в которых значительно больше реального, нежели фантастического.
Единство музыкальной и изобразительной партии было особенно необходимо в сцене проводов масленицы. Ибо это место оперы - первое наиболее существенное звено в раскрытии ее идейной сущности. Здесь же впервые звучит лейтмотив «Снегурочки» - исконная любовь народа к солнцу, теплу, жизни.
Целостность живописно-колористического ансамбля, которой достигал Коровин в своем станковом творчестве, поражает также в театральных работах. В «Снегурочке» особенно хороши массовые сцены. Уже в прологе обращаешь внимание, как тонко, отнюдь не назойливо повторяются все ведущие тона пейзажа в костюмах иззябших птиц, свиты Весны. Мастерски построен колористический ансамбль и в сцене проводов масленицы. Огромная толпа берендеев заполняет всю игровую площадку. Их одежды - декоративные в россыпи превосходно оркестрованных оттенков, и в то же время подчиненные сдержанным тональностям пейзажа - прекрасно сгармонированы блеклыми, мягкими тонами.

следующая страница...


  "Моей главной, единственно непрерывно преследуемой целью в искусстве своей живописи всегда служила красота, эстетическое
воздействие на зрителя, очарование красками и формами. Никогда никому никакого поучения, никакой тенденции." (Коровин К.А.)



Художник Константин Алексеевич Коровин. Картины, биография, книги, живопись, фотографии


Rambler's Top100