Биография
Жизнь
мастера

Галерея
Картины
художника

Воспоминания
Отзывы и очерки
о художнике

Рассказы
Рассказы
К.Коровина

Поездки
Где он
был

О Шаляпине
К.А.Коровин и
Ф.И.Шаляпин

Фотографии
Прижизненные
фотографии


  
   

Биография:

Учеба
Обретение себя
Девяностые годы
Колорист
Расцвет творчества
Искусство мастера
Поиски мастера
Вдохновение
Зрелые годы

   


Константин Коровин:
Константин Коровин
Все фото Коровина

Пишите: ya(a)kkorovin.ru


Обычные мотивы претворяются в них в нечто совсем не обыденное. На пороге комнаты женщина моет руки (На даче), но повседневность этого занятия совсем не фиксируется зрителем.
Главное в работе - показ того, как свежий утренний воздух заполняет комнату, как просыпается после ночного сна природа, зовущая выйти скорее из помещения в благоухающий сад, который открывается за дверным проемом. Серебристые оттенки здесь особенно легки. Ими передаются лучи утреннего солнца, которые, проникнув в комнату, скользят по половицам, по мебели, окутывают женскую фигуру.

Благодаря этому она сливается с высветленной зеленью сада в одно неразрывное целое. Гармония человека и окружающего его мира, нераздельность их существования - вот что выражено и в На даче, и в Девушке на пороге, и, может быть, особенно ярко в картине Летом.

Женщина в белом платье вдыхает аромат ярко освещенной солнцем сирени. Куст написан очень сочно, широким подвижным мазком, так что зритель тоже как будто ощущает его дыхание, аромат цветов. Но так же широко пишется и человеческая фигура. Мазки, которыми написаны платье, руки, лицо женщины нарушают контур фигуры, связывая ее с зеленой купой кустов. Гармония человека и среды интересовала Коровина и раньше, например в «жуковских» работах. Однако там присутствовало и пристальное внимание к достаточно четкому изображению человеческой фигуры.

В таких произведениях, как За чайным столом, В лодке, Настурции, человек, хотя и лишенный психологической характеристики, все же интересует художника и сам по себе. В картинах На даче и Летом он только часть изображаемого мотива, часть, которая не может существовать отдельно. Еще более свободная, чем в «жуковских» работах, живописная манера - одинаковая при изображении как человека, так и остальных предметов, - призвана утвердить эту неразрывность, являющуюся, кстати говоря, одной из характерных черт импрессионизма, по пути которого последовательно шел Коровин.

Такие особенности этого направления, как желание выхватить и запечатлеть определенное мгновение в потоке жизни, как особый интерес к общему впечатлению от увиденного, как исключительная верность зрительной правде, впервые выраженные еще в Хористке, из года в год все последовательнее утверждались в искусстве мастера. Этому способствовали и участившиеся к концу 1890-х годов поездки в Париж.

Во время одной из таких поездок художник создал два этюда Парижских кафе (1890-е), в которых со всей определенностью воплотились импрессионистические принципы. Обе работы изображают утренние часы, когда посетителей уличных кафе еще не много. Мерцание серебристых оттенков утреннего света растворяет в себе предметы, смазывая их контуры.

Воздух смягчает звучание цвета, даже красный зонтик в вертикальном этюде смотрится не броско, весь наполненный серебристыми валёрами. Краски этюдов перетекают одна в другую, создавая единую живописную среду. Неясность очертаний вызывает впечатление беглости восприятия изображенного городского мотива, как бы случайно увиденного художником в бесконечном потоке жизненных впечатлений. Вместе с тем поэзия парижского утра, характерная для этого города атмосфера переданы так, что при первом взгляде на полотна в памяти невольно возникают уличные пейзажи Клода Моне или Камилла Писсарро.

Правда, и здесь, испытывая безусловное влияние французских импрессионистов, Коровин не шел по пути слепого подражания им. Добиваясь особой изысканности и легкости колорита, маэстрии, художник вместе с тем не прибегал к мелкому, напоминающему по форме запятую мазку французов.

Более того, в Парижские кафе Коровин не побоялся ввести земляные краски - охристые, коричневые, - используя их, например, для получения различных оттенков серого. Столь же откровенно используется черный цвет в одеждах фигур, но он нигде не выбивается из колористической гармонии. В целом в колорите не ощущается никакой грязи и тяжеловесности, напротив, он порождает ощущение свободного дыхания.

А отливающая серебром влажная мостовая, солнечные блики, пробивающиеся сквозь туман, свежая зелень делают работы и удивительно нарядными. Безусловно, Парижские кафе - высшее достижение Коровина среди работ, созданных в период увлечения серо-серебряным колоритом. Именно в них, как очень точно заметил Никольский, художник «достиг того, о чем многие мечтали живописцы, передавать все цвета в природе лишь оттенками белого и черного».

Однако наряду с Парижскими кафе в 1890-е Коровин создал произведения, где появились новые черты, не свойственные ранее живописи мастера. В картине Бумажные фонари (1895) вместо тонких цветовых созвучий зритель видит звонкие красочные аккорды, контрастные колористические сочетания. Художник изобразил молодую девушку в ярко-красной кофте (это будущая жена Коровина, Анна Яковлевна Фидлер), зажигающую пестрые китайские бумажные фонари. Голубые, малиново-розовые, они вместе с красным пятном кофты, с темной зеленью на заднем плане очень интенсивны по цвету. Гармония оттенков, столь характерная для работ Коровина этого времени, сменяется в Бумажных фонарях намеренным контрастным противопоставлением различных цветов. Контрастно и сочетание искусственного света зажженного фонаря, который держит девушка, с освещением летних сумерек. В целом образ приобрел броскую декоративность, напряженность.

Изменения, которые проявились в этой картине, несомненно, связаны с работой художника в театре.

Как уже говорилось, его театральная деятельность в Частной опере Мамонтова именно во второй половине 1890-х годов чрезвычайно интенсивна. Главным образом его привлекало оформление спектаклей со сказочным сюжетом. Сказка давала наибольший толчок фантазии мастера. И эта фантазия претворялась в необыкновенно декоративные красочные фейерверки, которым уподобляются театральные работы Коровина.

«Краски могут быть праздником глаза, как музыка - праздник уха души, - записал впоследствии художник. - Глаза говорят вашей душе радость наслаждения - краски, аккорды цветов, форм. Вот эту-то задачу я и поставил себе в декоративной живописи театра, балета и оперы.

Мне хотелось, чтобы глаз зрителя тоже бы эстетически наслаждался, как ухо души - музыкой. Неожиданностью форм, фонтаном цветов мне хотелось волновать глаза людей со сцены, и я видел, что я даю им радость и интерес».


  Монография
  Р.И.Власовой


  Живопись - 2 - 3 - 4
  5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 
  12 - 13 - 14 - 15 - 16
  17 - 18 - 19 - 20 - 21
  22 - 23 - 24 - 25 - 26

  Театр - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
  7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12
  13 - 14 - 15 - 16 - 17


Показательно, что именно декорации Коровина были признаны в первую очередь. Назначенный в 1889 году управляющим Московской конторой императорских театров Владимир Аркадьевич Теляковский стремился обновить и реформировать ставшее консервативным положение в Большом театре, пригласив туда Коровина и вскоре Шаляпина.

Надо сказать, что Мамонтов до конца своей жизни не мог простить обоим уход от него. Но, естественно, Императорские театры давали больше возможностей для воплощения тех новых идей, которые Коровин реализовал в театрально-декорационном искусстве, а Шаляпин - в пении и в поведении оперного певца на сцене.

Для Всемирной выставки в Париже в 1900 году Коровин при участии архитектора Ильи Бондаренко создал Кустарный отдел Русского павильона, так называемую «Русскую деревню», и выполнил с помощью Николая Клодта тридцать панно для павильонов Сибири, Крайнего Севера и Средней Азии.

Что касается архитектуры Кустарного отдела, то она отличалась подчеркнутой декоративностью орнаментики от сурового павильона Крайнего Севера на Нижегородской выставке 1896 года. Теперь это был затейливый сказочный городок, состоящий из бревенчатых объемов причудливых форм, украшенных орнаментами, свободно без всякого подражания отталкивающимся от народных росписей и резьбы по дереву. Народное искусство - только импульс для фантазии художника, что и отличает неорусский вариант модерна от псевдорусского направления.

Работы для Парижской выставки принесли Коровину невиданный успех. Он стал кавалером ордена Почетного легиона, получил две золотые медали и несколько серебряных. Его Испанок, раннюю работу, которая экспонировалась в Художественном отделе Русского раздела выставки, предложил приобрести директор Люксембургского музея.

следующая страница...


  "Чувствовать красоту краски, света - вот в чем художество выражается немного, но правдиво. Верно брать, наслаждаться свободно...
Тона, тона правдивей и трезвей - они содержание. Надо сюжет искать для тона. У меня плохо оттого, что я не чувствую...
Творчество в смысле импрессионизма - нужно так брать предмет, чтобы удобно его видеть." (Коровин К.А.)



Художник Константин Алексеевич Коровин. Картины, биография, книги, живопись, фотографии


Rambler's Top100